Аэрированный компостный чай Геннадия Распопова

Аэрированный компостный чай

Опыты Генадия Распопова

Тема об Аэрированном компостном чае совершенно незнакома российским садоводам. Есть лишь единичные обсуждения на садоводческих форумах, но эти обсуждения садоводами не поняты и не приняты. Возможно потому, что… у нас уже есть коммерческие раскрученные препараты из Эффективных Микроорганизмов. На этом рынке жесткая конкуренция, на рекламу тратятся большие деньги, садоводы знакомы с Сиянием, Байкалом ЭМ. Их легко купить и применять. А АКЧ – надо делать самому. Поэтому нет людей заинтересованных в его рекламе и продвижении в России.

Я — практик. 15 лет назад хорошо опробовал все ЭМ препараты в своем саду, оценил их достоинства и недостатки. Описал все это в своих многочисленных статьях.

Несколько лет назад увлекся АКЧ. Но воспринял эту тему тоже не сразу. Много раз перечитывал все, что опубликовано за рубежом. Ставил опыты, сравнивал с ЭМ. Даже микроскоп купил.

За последние пару лет я глубже стал разобраться в процессах, которые происходят вокруг зоны корня, в ризосфере.  Для себя я сделал вывод, что АКЧ – это та последняя капля, которой мне не хватало, для создания своей стройной системы органического сада.

Недавно я изложил свои мысли в большой статье — «Биопрепараты готовим сами». (Как самому сделать препарат из эффективных микроорганизмов, для обработки сада?)

Статья воспринята садоводами с интересом. Критика звучала конструктивная.

Но тема АКЧ опять никем глубоко не понята. Разницы с ЭМ препаратами не прочувствовано. Значит надо без теории, а чисто с практических позиций еще и еще раз возвращаться к этой теме.

Последний год я вновь перечитал почти все, написанное по практике применения АКЧ за рубежом. Не хочу делать обзор статей и ссылки на них. Это не для простых садоводов. Просто изложу свой опыт и понимание – зачем в моем саду я  буду применять АКЧ.

Представьте лес, в котором живет стадо диких кабанов, а рядом деревня с охотниками. Охотники ждут, пока кабанчики соберут корешки и жёлуди с больших площадей леса, наберут массу калорийного мяса и жира в несколько тонн, и только тогда опытные охотники начнут привлекать, прикармливать кабанов овсом, делая корытца и высыпая туда зерно. Не любят охотники есть каши из геркулеса, а любят свежее мясо, подчиняются природным инстинктам.

Не любят так же охотники бегать по всему лесу за животными, проще их обмануть, привлечь в свои сети.

Все знакомы с росянкой на болоте, которая обманывает комаров, привлекая их каплей ароматного сока. На болоте дефицит азота, но комары летают далеко, пьют кровь с тех же кабанчиков. Собирают для умной росянки белковый корм с большой площади.

В природе таких растений, охотников за белком, насчитывается тысячи видов. И открывается все больше и больше способов, с помощью которых растение охотится за животной белковой пищей.

Недавно, например, сделано открытие. Бразильские ученые обратили внимание на растение, принадлежащее к роду Philcoxia. Оно отличались своими необычными мелкими листьями, закопанными в песок. Кроме того, эти листья всегда были клейкими, в результате чего к ним прилипали многочисленные нематоды. Нужно было доказать, что растение действительно ловит нематод и извлекает вещества из мертвых животных. Для этого авторы вначале растили бактерии на специальной среде, обогащенной изотопом азота 15N. Далее этими бактериями кормили нематод, Накормленных нематод помещали на листья P. minensis, растущие в теплицах. Листья собирали через 24 и 48 часов, высушивали и подвергали изотопному анализу.

Через 24 часа в листьях было обнаружено 5% 15N, через 48 часов — 15%. Столь быстрое появление изотопного азота в листьях говорило о том, что нематоды действительно переваривались растениями.

Но по-прежнему более 90% наших садоводов, да и агрономов все еще считает, что растению достаточно минеральных азотистых подкормок, чтобы оно хорошо росло и давало большой урожай, и никакой белковой животной пищи растению не нужно.

Когда я в свой слабенький микроскоп стал изучать микромир в АКЧ – я увидел, что уже через 6-8 часов после аэрации в капле АКЧ шевелятся миллиарды различных видов микробов. К концу суток в чае появляются крупные, быстрые, подвижные хищники – инфузории, амебы, нематоды. В почве эти охотники, в отличие от малоподвижных бактерий, передвигаются так же на приличные расстояния.

Я вместе с внуками пробовал на стекле проделать опыты, капал две капли, в одной чистая культура инфузорий, во второй культура сенной палочки. Если сделать между каплями тонкий мостик из воды, то инфузории большой толпой и с большей скоростью устремляются к бактериям и начинают охотиться за ними.

А теперь вернемся к почве моего сада. Сверху у меня мульча из навоза, листьев и травы. Я ее весной обработаю, допустим, Байкалом ЭМ. Бактерии начнут разлагать органику, создавая минеральные соли, которые доступны для корней. Так нас учили корифеи природного земледелия, говоря о «почвенном пищеварении».

Проделаем другой опыт, например, если я регулярно буду опрыскивать органику хорошим АКЧ, в котором не только тысячи видов компостных бактерий, но и много амеб, инфузорий, нематод и прочей быстро двигающейся микрофауны. Через некоторое время эти хищники съедят доступные бактерии и станут концентратами белка и жира, и проголодаются, как кабанчики в лесу, когда съедят все желуди. Голод всю эту быстро двигающуюся микрофауну, погонит за поиском пищи. И, думаете, не найдется на жирных инфузорий охотников, на моих грядках?

Охотниками будут корни моих растений. Но корни не будут гоняться за шустрыми инфузориями, они, так же как росянка, которая привлекает комарика своими выделениями, своими секретами, привлекут бактерий в ризосферу (как охотники подсыпают в кормушки овес). Концентрация бактерий в зоне ризосферы возрастет в тысячи раз, по сравнению с окружающей почвой. И все хищники — амебы, инфузории, нематоды – концентраты белка, накопленного с большой площади, устремятся в зону всасывающих корней.

Жизнь мелкой живности коротка. Они не только делятся, размножаются, но и погибают. Разлагающимся белком этих хищников питаются растения, корни начинают всасывать не только минеральный азот, но и аминокислоты, витамины и сотни других изученных и не изученных веществ.

Поэтому растения, растущие на почве пролитой АКЧ, обогащенной «почвенными быстро передвигающимися хищниками», перестают быть бедными собирателями малодоступных минеральных солей, конкурируя за дефицитный азот с почвенной биотой. Корни моих растений становятся умными охотниками за жирными «кабанчиками» — амёбами и инфузориями, которые приносят им прямо « в рот» накопленный на большой площади азот в виде более ценной белковой пищи.

То, что я здесь написал известно ученым, почвенным микробиологам и экологам. Но совсем не известно ученым агрономом. И таких примеров, как умные корни охотятся за пищей, можно привести множество.

Я в своих статьях уже кратко писал, что своими корневыми выделениями растения привлекают азотофиксаторов и фотосинтезирующих бактерий и водоросли, когда у них в дефиците минеральный азот. А когда в дефиците фосфор – усиленно привлекают и вступают в содружество с микризой почвенных грибов симбионтов.

Если в почве много дождевых червей и в ходах появляются их экскременты – копролиты, то корни растений не ждут, пока эти копролиты кто-то употребит, а сами отрастают по ходам червей и обволакивают корневыми волосками копролиты, ведь в копролитах минералы находятся в хелатных комплексах, они легко доступны для растений, особенно дефицитные микроэлементы. Растение не тратят силы на синтез тех биоактивных веществ, которые есть в копролитах, и нет в почве без червей.

Поэтому , внося готовый компост вы приучаете растения к «манной каше», а на органике пролитой АКЧ , вслед за бурным ростом мелких хищников, начинают размножатся и крупные хищники, дождевые черви и прочие, которые в сотни раз быстрее перерабатывают опад до очень ценных копролитов. Внося АКЧ, вы приучаете растения вступать в симбионтные отношения с почвенным микромиром.

Ниже я привожу рисунки западных источников, из которых видно, что в почве есть и микрофауна, и макрофауна, и мезофауна. Все это требует нашей заботы.

Мы знаем, пожалуй, о пользе дождевых червей, но их ведь очень много видов, каждый вид живет в своей экологической нише, требует своего питания, структуры почвы, ее температуры и влажности. Калифорнийский червь на наших почвах не приживается. Еще более сложных условий требуют сотни видов инфузорий и амеб. Неоднородность почвы приводит к тому, что для организмов разных размеров она выступает как разная среда. Для микроорганизмов особое значение имеет огромная суммарная поверхность почвенных частиц, так как на них адсорбируется подавляющая часть микробного населения.

Сложность почвенной среды создает большое разнообразие условий для самых разных функциональных групп: аэробов и анаэробов, потребителей органических и минеральных соединений. Для распределения микроорганизмов в почве характерна мелкая очаговость, поскольку даже на протяжении нескольких миллиметров могут сменяться разные экологические зоны.

Для мелких почвенных животных, которых объединяют под названием микрофауна (простейшие, коловратки, тихоходки, нематоды и др.), почва – это система микроводоемов. По существу, это водные организмы. Они живут в почвенных порах, заполненных гравитационной или капиллярной водой, а часть жизни могут, как и микроорганизмы, находиться в адсорбированном состоянии на поверхности частиц в тонких прослойках пленочной влаги. Почвенные формы намного мельче пресноводных и, кроме того, отличаются способностью долго находиться в   состоянии цист, пережидая неблагоприятные периоды. В то время как пресноводные амебы имеют размеры 50 100 мкм, почвенные – всего 10–15. Особенно мелки представители жгутиковых, нередко всего 2–5 мкм. Почвенные инфузории также имеют карликовые размеры и к тому же могут сильно менять форму тела.

Традиционный подход в качестве основного источника вещества, формирующего почвенную органику, рассматривает, прежде всего надземные части растений, опад. Однако исследования последних лет, показывают, что большая часть органического углерода почвы происходит из корней. Кроме того, растущие корни растений выделяют в окружающую среду органические вещества. Эти вещества активно потребляются почвенными бактериями, которые потом разлагают и более устойчивую органику. Объем, занимаемый в почве непосредственно микроорганизмами, очень невелик, значительно менее 1%. А их микро места обитания, соединенные поровым пространством (заполненным или незаполненным водой), распределены в почве крайне неравномерно. Подобная фрагментация местообитаний способствует поддержанию высокого биоразнообразия микрофлоры, но вместе с тем она препятствует разложению органики. Микроорганизмы (и выделяемые ими ферменты) могут быть физически изолированы от органического вещества, являющегося их потенциальной пищей. Поэтому все живое в почве стремится сотрудничать с корнями растений, находиться поближе к ним. Оберегать их от вредителей, чтобы получать от них органические выделения.

В начале февраля я начал готовиться к посадке семян. Начал с баклажан, перцев, лука порея, тепличных томатов. И решил попробовать обработать грунт для посадки семян АКЧ. Но где в феврале взять хороший компост?

Поэтому еще в январе я пошел в сад, раскопал снег под кустами смородины, где много перепревшего с прошлого года навоза, взял его немного, смешал с подстилкой из кроличьей клетки, поместил в ведро и поставил в комнате у батареи. Каждый день рыхлил, насыщал воздухом. Вначале ощущался запах аммиака, но через месяц компост стал рыхлым, с запахом весенней земли.

На фото вы видите весь процесс, как я в банку налил 2 литра воды, включил мощный аквариумный компрессор, налил 40 г мелассы, положил стакан компоста и АКЧ стал созревать. Через 24 часа пена стала выходить из банки, появился приятный хлебный запах. Значит, чай можно использовать, процессов гниения нет.

Я посмотрел в микроскоп, через экран монитора. Увидел миллиарды шевелящихся бактерий, много инфузорий и быстро двигающихся нематод. Появились в скоплениях и гифы микрогрибов. Все, что мне нужно.

Но как это работает? Есть ли стимулирующий эффект от такого АКЧ из компоста сверхбыстрого приготовления?

Поэтому я в емкости на торфяной субстрат, посадил кукурузу и рядом старые просроченные семена томатов 8-летней давности. Часть пролил водой, часть Байкалом ЭМ, часть АКЧ, часть моим любимым Агровитом.

Кукуруза взошла на 3 день, томаты появились на 4-5. Достоверная разница в скорости роста, по субъективному ощущению, была между водой и АКЧ, а так же Агровитом. Через неделю я выдернул ростки кукурузы из почвы. Наглядно видно на фото , что на почве пролитой Агровитом корни достигают 15 см в длину и ростки 8 см, при обработке АКЧ они чуть меньше, но недостоверно. На воде они вдвое короче. Семена томатов при обработке взошли к 4 дню, на воде чуть отстали в росте. Но меня это уже не интересовало. Я просто убедился, что АКЧ, даже сделанный в феврале, у меня полноценный по разнообразию микрофауны и его использовать для рассады и комнатных цветов можно.

Поэтому я весь этот АКЧ разбавил водой в 20 раз и пролил все наши комнатные цветы на подоконниках и лоджии, а так же всю почву, приготовленную для высадки семян.

Слева — бутыль с мелассой и стакан с мелассой, стакан с компостом, 2 литра воды и аквариумный компрессор

Чай через 4 часа начинает пениться

АКЧ через 24 часа готов, так как пена вышла из банки

Посадки кукурузы через неделю, в переднем ряду слева от середины с обработкой АКЧ

Корни:  справа – обработанный  Агровитом, следующий —   АКЧ, крайние слева — водой


Геннадий Распопов , г. Боровичи Новгородской области

Leave a Reply